воскресенье, 24 ноября 2013 г.

«Тоска по солнцу Туркестана»

Пишет Гуарик Багдасарова.

Он прочен, мой азийский дом,

И беспокоиться не надо…

Ещё приду. Цвети, ограда,

Будь полон, чистый водоём…»

А. Ахматова, 1945.

В этом году исполняется 70 лет выхода в свет книги А. Ахматовой «Стихи» в Ташкенте (1943 г.).

В «чистый четверг» - 21 11 13 - по многолетней традиции любители поэзии «серебряного века» собрались в клубе «Мангалочий дворик» А.А. Ахматовой, чтобы отметить это событие. Клуб-музей А. Ахматовой был открыт 18 декабря 1999 г. во Дворце культуры Ташкентского тракторного завода. В этом году он переехал из ДК ТТЗ на территорию Представительства Россотрудничества в Узбекистане и 5 10 13 был освящён и благословлён на «долгие года» высокопреосвященнейшим Викентием, митрополитом Ташкентским и Узбекистанским, Главой Среднеазиатского митрополичьего округа.
Экскурсии, программные вечера, посвящённые А. Ахматовой и её литературному окружению, научно-практические конференции, выпуск альманахов, деятельность пяти творческих объединений при клубе «Мангалочий дворик», контакты с ИМЛИ им. Горького (Москва), музеями А. Ахматовой в Санкт-Петербурге «Фонтанный дом» и «Серебряный век» – вся работа со дня создания общественного клуба-музея «Мангалочий дворик» строится на энтузиазме его общественного руководителя А.В. Маркевич и её сподвижников при поддержке представительства Россотрудничества в Узбекистане.

За многолетнее самоотверженное служение русской культуре и пропаганду русской литературы 4 02 13 А.В. Маркевич была удостоена государственной награды РФ - медали Пушкина и поощрена поездкой в Москву на всемирную тематическую конференцию (28-31 10 13), соотечественников, живущих за рубежом.



Клуб
«Мангалочий дворик» А. Ахматовой привлекает не только учащихся и студенческую
молодёжь, но и филологов-иностранцев, художников, поэтов, артистов. В
знаменательный день празднования 70-летия издания ташкентского сборника стихов
А. Ахматовой в уютной «трапезной» -
комнате, приспособленной для музейной экспозиции и встречи гостей, собрались верные
почитатели ахматовской поэзии.
Среди
экспонатов музея есть исторические
реликвии: это не только предметы быта военных лет, кабинетный письменный набор
Р. Бабаджана, коллекции современников А. Ахматовой – З.А. Тумановой, Д. Рашидовой,
Р. Такташа, Х.Х. Алимжановой (дочери Х. Алимжана и Зульфии); материалы из
архива поэта Н. Татариновой, литературоведа
С.И. Зинина.
Среди
экспонатов привлекают внимание посетителей
произведения из литературного и артистического окружения Ахматовой: М.И.
Цветаевой, Б.Л. Пастернака, А.Н.
Толстого, К.И. Чуковского, Ф. Раневской и нотные записи А.Ф. Козловского. Появился
новый стенд «Молодые современники А. Ахматовой», среди которых можно увидеть
знакомые имена: Е. Евтушенко, Б.
Ахмадулиной, А. Вознесенского, А. Солженицына, А. Файнберга. Стенд с коллекцией
Зои Тумановой хранит фотографии и
книги близких друзей Ахматовой – Э.
Бабаева и В. Берестова, а также ташкентское издание стихов А. Ахматовой (1943) с её автографом.


О
выдающемся значении выхода этой книги стихов русского поэта в глубоком южном
тылу во время военного лихолетья после долгого затишья в творческой судьбе
Ахматовой говорили руководитель клуба
«Мангалочий дворик» А.В. Маркевич и член-корреспондент Российской Академии
педагогических и социальных наук, координатор общественных и культурных связей
РЦНК Узбекистана Д.С. Саъдуллаев:
- Это событие можно сравнить с празднованием 500-летнего юбилея родоначальника узбекской классической
литературы Алишера Навои в Ленинградском
филиале Академии наук в 1941 году. На торжественном заседании выступил академик Орбели. Он говорил о
значении узбекского поэта для всей мировой литературы в то время, когда фашисты
были уже на подступах к Москве и Ленинграду и
в этих городах были мобилизованы все силы и средства для строительства
оборонительных рубежей, создавалось
народное ополчение.
Поэзия
и война – «две вещи несовместные», но в
данный исторический момент поэзия Ахматовой, плоть от плоти этой жизни, возникшая
из самых потаённых человеческих глубин, вознеслась над
всеми перипетиями военного лихолетья
и дошла до нас набатом, прославляющем любовь и доброту – то, на чём
стояла и поныне держится
творческая жизнь многих поколений поэтов. Ахматова сама приняла решение приехать в
Ташкент: для неё это были не годы эмиграции, а полноценной творческой жизни.
Вот
что сама Ахматова писала в своей короткой автобиографии о своей жизни в
Ташкенте с ноября 1941 по 15 мая 1944 гг.:
«Отечественная война 1941 г.
застала меня в Ленинграде. В конце сентября, уже во время блокады, вылетела на
самолёте в Москву.
До мая 1944 г. я жила в Ташкенте. Жадно ловила вести о
Ленинграде, о фронте. Как и другие поэты, часто выступала в госпиталях, читала
стихи раненым бойцам. В Ташкенте я впервые узнала, что такое в палящий жар
древесная тень и звук воды. А ещё я узнала, что такое человеческая доброта: в
Ташкенте я много и тяжело болела.
В
мае 1944 года я прилетела в весеннюю Москву, уже полную радостных надежд и
ожидания близкой победы. В июне вернулась в Ленинград».
- Нашему музею, - рассказала А.В. Маркевич, - было доверено хранить то, что осело в
библиотеках Ташкента, - всего четыре ташкентских
ахматовских сборника: три из них
с автографом автора - Зое
Тумановой, Эдуарду Бабаеву и Валентину Берестову, четвёртый со
штампом и номером военной библиотеки
Окружного дома офицеров был подарен музею бухгалтером, участником второй мировой войны и ветераном труда И.К.
Солодухиным. Каждая книга связана с отдельной
историей дарителя и судьбой того,
кому она была подарена, – отметила
руководитель клуба А.В. Маркевич.


Об
этом издании и его дарителе подробно
рассказал ташкентский поэт Евгений Виагалас:
- Мы привыкли к лозунгу советской эпохи: «Культура в массы!» Но читательская масса никогда не была
безликой. Среди них мой приятель, родом из Сибири – Рубцовска, переехавший в
Ташкент в 1937 г. И.К. Солодухин спас книгу Ахматовой от сожжения в 1946 году, выпросив её у
библиотекарей за честное слово, что он её никогда никому не покажет. Он
берёг её как драгоценную реликвию и когда
открылся в Ташкенте общественный клуб-музей
Ахматовой, он с радостью её подарил музею на вечное хранение.

Тот
послевоенный год обернулся катастрофой для русской литературы. Работники
библиотек после выхода постановления Жданова о журналах «Звезда» и «Ленинград» дружно
жгли всю «космополитичную» литературу
– книги и журнальные публикации А. Ахматовой, М. Зощенко, Б. Пастернака. Была
специально создана «передвижная группа
лекторов», которая должна была нести идеи Жданова в народ. Начались проработки
постановления повсюду – от университета до обувной фабрики и зоопарка. Э. Бабаеву, студенту филологического
факультета Среднеазиатского университета досталось направление идти в
зоопарк, где он любил подолгу проводить время, с осуждающей
лекцией об Ахматовой и Зощенко.
Чтобы
попасть учиться на филфак СГУ, Э. Бабаев
предварительно вынужден был поступить на физмат и только через год с потерей одного года и понижением на один
курс он смог перейти на филфак. Но чтобы не предавать своего друга и кумира
А.А. Ахматову, он в этот злосчастный день подал прошение об увольнении из
университета и пошёл учительствовать в начальную школу.
Известный
наш отечественный художник и искусствовед Р. Такташ, часто посещавший
«Мангалочий дворик», по мнению А.В. Маркевич, не захотел подарить свой экземпляр книги
музею, возможно, потому, что его грызла совесть. В дни гонений на А. Ахматову в
1946 г.
он в страхе вырвал самую дорогую страницу из её книги - с автографом автора и сжёг её, о чём потом каялся всю оставшуюся
жизнь. Тогда «всех пугал и скрип, и
смех, и шаг,/ застывшие не улетали птицы./ Притихло всё./ А сердце билось так,
что и во сне могло остановиться» (И. Эренбург, 1945). И. Эренбург рекомендовал Э. Бабаеву не поминать всуе
имени А. Ахматовой.


Самым
дорогим для меня музейным экспонатом
является фотография 15-летнего школьника Эдуарда Бабаева. Он дружил с Анной Андреевной Ахматовой
во время её пребывания в Ташкенте и потом часто встречался с ней в Москве. Он
был гидом ленинградской поэтессы по
родному городу. Позднее, будучи уже
профессором кафедры русской литературы и журналистики XIX в. Московского Государственного
университета, Бабаев написал бесценные воспоминания о ней. В книге есть страницы, непосредственно связанные с
изданием ташкентского сборника стихов.
Книга воспоминаний была подготовлена и
издана посмертно в 2000 году дочерью Э.Г. Бабаева – лингвистом
Елизаветой. Эту книгу она подарила мне с автографом: «Дорогой Гуарик с любовью ко
всему тому, что нас связывает» (25 01 2002).



Вадим Фомичёв, филолог по образованию и знаток поэзии «серебряного века», один из
активных сподвижников создания клуба «Мангалочий дворик» А. Ахматовой, на вечере рассказал о сложных взаимоотношениях А. Ахматовой с современниками
во время её пребывания в Ташкенте и сделал вывод, что «высь поэтическая зависит
не от обстоятельств, а от того, что Слово несёт: «Непоправимы белые страницы»
(Ахматова). Я думаю, нам, благодарным наследникам поэзии Ахматовой, как и всей русской
литературы, надо отделять судьбу произведения от самого писателя или поэта. Это
естественно, особенно в отношении
больших людей и большой литературы. Ушли навсегда в прошлое времена, которые
очень постарались над разрушением
художника в человеке, над уничтожением личности и её пониманием в нас,
потомках.
Но А. Ахматова, в отличие от многих других современников, не играла в торги с судьбой и
сумела сохранить в себе вместе с прямой
осанкой царственное величие «золотого
пера». А. Вертинский, дававший концерты в Узбекистане в октябре 1956 г, встречался в
Ташкенте с Галиной и Алексеем Козловскими. Они подарили знаменитому шансонье книжку китайских стихов и оставили в
ней надпись стихами А. Ахматовой. О своей любимице они справедливо сказали: «Она окаменела в своём
гордом одиночестве и уже… памятник самой себе».
Когда я уезжала из Москвы на летние каникулы в Ташкент, Э.Г. Бабаев всегда просил
меня передать привет Пушкинской улице и памятнику А.С. Пушкину в Ташкенте: он
тоже тосковал по солнцу Туркестана.

Гуарик Багдасарова
Фото Романа Нишанова и Юлии Кузнецовой

(Дано в сокращении)

Комментариев нет:

Отправить комментарий