суббота, 5 апреля 2014 г.

Товарищ Зинин

Не правда, друг не умирает, лишь рядом быть перестаёт.
К. Симонов.

Мне посчастливилось за долгие годы встретить немало удивительных, прекрасных людей, ставших неотъемлемой частью моей жизни. Но в этом изобилии дорогих мне судьбоностцев, у Сергея Ивановича Зинина особое место. За 36 оет нашего сотоварищества по незабываемым делам, по пережитым жизненным и творческим обстоятельствам мы научились слышать главное что говорилось в спорах и деловых обсуждениях.

Его имя я слышала задолго до знакомства, так как встречалась с теми, кто знал его как книголюба, коллекционера и педагога университета. Об этом рассказал мне и Вадлим Николюк, и Клавдия Ивановна Савченко и Петр Иосифович Тартаковский. Но узнала его как человека, когда стали создавать есенинский дом в Ташкенте. Сначала общественный, потом народный и, наконец, государственный музей Сергея Александровича Есенина.

Эти годы были радостными несмотря ни на какие чиновные, материальные, да и просто людские препятствия. Главное осуществилось – музей живет. И в нем существенно, зримо и духовно присутствует Сергей Иванович Зинин.

Подаренные им есенинские книги и экслибрисы, его собственные сочинения о близких Есенину людях – о Татьяне Сергеевне, дочери поэта, о Софье Толстой и Галине Бениславской, а более всего он писал об А. В. Ширяевце, на родине которого в Жигулях на Волге он побывал. К сожалению не дождался он выхода своей последней книги «А. Ширяевец - поэт России и Туркестана», которую издали Национальная публичная библиотека Узбекистана, благодаря усилиям Т. Ф. Шепиловой, В. А. Костецкого, А. Н. Давшан и при моём участии. Эта книга теперь в фондах музея.

Он не очень любил отмечать свой день рождения, но , готовясь к отъезду в Москву, согласился на то, что в музее С. Есенина подготовили и провели юбилейный вечер, посвященный его 75-летию. Выставка, искренние поздравления, подарки, концерт растрогали и взволновали этого сдержанного и скромного мужественного человека, никогда не подчеркивающего свою значимость. Сергей Иванович прекрасно вальсировал, плясал «Русскую», пел с нами есенинские песни и отлично читал стихи, любил поэта. Одно из любимых было стихотворение «Золото холодной луны».

Его коренастая прочная фигура, крутолобая голова, острый взгляд то ироничная, то вдруг открытая добрая улыбка, его увлеченность тем, о чем говорил при своих выступлениях - всё это дорого и памятно многим.

А для меня неизбывна благодарность за его готовность поддержать, а иногда и подтолкнуть к исполнению самые, казалось бы, неосуществимые идеи. Так было и когда мы строили музей Есенина, и когда я затеяла выставку, а потом музей А. Ахматовой и «Мангалочий дворик», и когда, готовясь к 200-летию Пушкина, заложили основу школьного пушкинского музея, которым замечательно руководит Св. Эльчибекова.

Работать с ним над выпуском сначала газеты, а потом альманаха «Мир Есенина» было очень увлекательно. Сергей Иванович вел огромную переписку с есенинолюбами всей державы – это богатейший архив интереснейших фактов, многие из которых явились материалом наших . Позже он участвовал и в моем альманахе «Мангалочий дворик», куда вошли найденные им в архиве и библиотеках статьи об А. Ахматовой ташкентских поэтов В. Воложина, А. Ширяевца.

При колоссальной занятости в вузах, в Мажлисе (2 созыва депутатов), в РКЦ, где он был председателем, а я ответственным секретарем, он находил возможность редактировать чужие статьи, писать интереснейшие очерки, участвовать в конференциях в Узбекистане, России, Азербайджане и заниматься лингвистическими научными трудами. И всё это делалось с исключительной добросовестностью и увлечением, чаще всего бескорыстно.

И. Г. Коваль-Файнберг увлеченно рассказывала, как они занимались комсомольской и партийной работой, как в университете добивались справедливости и устали не знали.

Этот энтузиазм сохранялся в Сергее Ивановиче до последних дней его замечательной жизни истинного гражданина своей страны, мощного организатора, действенного творческого человека и превосходного соратника, сотоварища. Когда он уехал в Москву, мы по интернету имели возможность иногда обмениваться весточками. Угасая он сетовал, что может писать лишь по полчаса в день свою книгу о Поливанове и с радостью узнавал что-то новое о Ташкенте. Я успела сказать ему, как нам его не хватает, как помним его.

Мы вместе горько пережили кончину нашего верного друга Таисии Федоровны Шепиловой, вспоминали ранний уход его сына Виктора. Но он успел порадоваться своим внукам, правнукам от своих старших детей, и, конечно младшего сына Ивана.

О подобных подвижниках русской и узбекистанской культур, хочется сказать некрасовскими строками:

Природа – мать! Когда б таких людей
Ты иногда не посылала миру,
Заглохла б нива жизни.

И памятником ему в Ташкенте, куда он вернулся пусть в траурной урне, стали его научные труды, литературные сочинения, и, конечно, музей Сергея Есенина.

Вечная память дорогому нашему товарищу, Сергею Ивановичу Зинину!

Комментариев нет:

Отправить комментарий