вторник, 14 апреля 2015 г.

Андрей Павлюк


Любовь

Любовь ко мне нагло, без стука,
Пришла, постреляла из лука
И толстой любовной стрелою
Пронзила мне сердце насквозь.

Я прятался в умные книги,
Любви я показывал фиги,
Но та, хохоча надо мною,
Стреляла… И ей удалось

Меня подстрелить, как фазана!
Мне больно теперь. В груди – рана,
Да и из спины, как ни странно,
Растут два каких-то крыла,

Всё время чего-то охота…
Слоняюсь с лицом идиота,
Пишу непонятное что-то
И злюсь, что душа ожила.
   

Обезьяна

Обезьяна должна жить в клетке
Или в джунглях висеть на ветке,
Не должна она ездить в тачке,
Не должна считать деньги в пачке.

Странно видеть  макаку в «мерсе»
Иль в большом секретарском кресле
В мини-юбке и томным взглядом…
Гадко быть с обезьяной рядом!

Ей бы прыгать с куском лианы,
А она принимает ванны,
Красит губы, рисует очи…
И никто ведь понять не хочет,

Что не девушка, нет, Макака…
Да и Бог с этим всем, однако!


* * *
                                       Расколы и ереси науки суть дети,
                                       Больше врет, кому далось
                                                               больше разумети!
                                       Антиох Дмитриевич Кантемир.

Начну, печалясь, симфонию странну
Тщась разогнати тоску незванну,
Уныние сердца хощу отдати
И прежню радость в душе имати.

Как горько мерзость и низость зрети!
Устали очи на зло смотрети!
Тоскливы мысли жизнь порождает:
Неправда правду всяк побеждает.

Мздоимец, прихвостень и невежа
Живут без горести, брюхо нежа
А честны люди все прозябают:
В беде и сраме о правде бают

Доколь же будет такое время?
Уже зла старость стучится в темя.
Ужель до счастия не дожити?
Ужель в печали все время быти?

Окончу, жалясь, симфонию странну,
Повергну хмелем тоску незванну;
Печаль и боль жажды правды суть дети –
Как безотрадно сё разумети!


Пастораль с вампиркой

Голубые глазки
Весело блестели,
А вокруг, как в сказке,
Зеленели ели

Было всё так мило,
Не было лишь смысла:
Ты звала, манила,
А потом загрызла.


Конец путешествия

Связанный, под сенью Баобаба,
Я лежу, судьбу свою кляня,
Голая туземка, злая баба,
Кровожадно смотрит на меня.

Страшные, как чёрт, её собратья
Пляшут у обеденных костров…
Я лежу и шлю себе проклятья,
От тоски и боли выть готов.

И зачем попёрся я в пампасы?
Знал же ведь, восторженный балбес,
Что неадекватны папуасы,
Беспощаден и опасен лес.

Знал… И всё ж, романтикой овеян,
Шёл на свет таинственной звезды,
Чтоб в желудке гадкого Пигмея
Жизнь окончить в качестве еды.        


Жеребец

Я сегодня наконец
Догадался: ты - лошадка.
Тебе нужен жеребец -
 Он тупой, но ржёт так сладко!
                                                        
Я, конечно, полн огня,
И, когда он прёт наружу,
Похожу я на коня…
Но ведь я имею ДУШУ!
Главное во мне - душа,
Рвёт тоска её на части,
И, любовь с тобой верша,
Я не просто ржу от страсти,

А ищу своей душе
Наслаждений, чувств, что выше
Диких стонов в шабаше…
Но ведь ты меня не слышишь!

Ты не признаёшь сердец,
Что от чувств высоких млеют…
Тебе нужен жеребец,
С ним ты кажешься умнее.


***
О чём пишу я – всё, всё выдумано мной -
И мир, и время, и картины, и герой.

Реальны:  стол, окно, квартира, тусклый свет.
Листок. И всё. И ничего другого – нет.

А в том листке – ба, и чего в нём не найти!
И громы битв, и свет любви, и зов пути –

Огромный мир глядит, сверкая, из листка.
Сижу, любуюсь им…  Видали дурака?



Комментариев нет:

Отправить комментарий